Чувашия сделала невозможное: интервью вице-премьера Интервью с вице-премьером — министром образования Чувашии Аллой Салаевой - 23 Марта 2021 - газета Цивильский вестник
Главная » 2021 » Март » 23 » Чувашия сделала невозможное: интервью вице-премьера Интервью с вице-премьером — министром образования Чувашии Аллой Салаевой

Чувашия сделала невозможное: интервью вице-премьера Интервью с вице-премьером — министром образования Чувашии Аллой Салаевой

23.03.2021 в 19:32 просмотров: 37 комментариев: 0 Образование
18 марта 2020 года в Чувашии ввели режим повышенной готовности из-за пандемии коронавируса, а 19 марта был зарегистрирован первый заболевший пациент. Пандемия стала главным вызовом для страны, и вся жизнь стала превращаться в «дистант». Перестраивалась и Чувашия, где незадолго до этого сменилась власть и ответственность легла на команду Олега Николаева. О том, как Чувашия приняла этот удар, как удалось выйти из стресса системе образования, готова ли республика к новым вызовам и что стало объединяющим патриотическим фактором в 2020 году, рассказала в интервью ИА REGNUM вице-премьер — министр образования Чувашской Республики Алла Салаева.

В Чувашии значительную долю ответственности по управлению коронавирусной ситуацией взвалили на ваши плечи как вице-премьера социального блока. Вы начинали эту работу, перестраивая на антиковидные рельсы практически все направления деятельности. Как бы вы сравнили ситуацию на старте с тем, что происходит сейчас, что изменилось за год?

Не согласна, что это взвалили только на меня. Эту ответственность возложили на всех нас. Когда мы отстраивали систему, чтобы стабилизировать эпидемиологическую ситуацию, то работа была разделена на несколько основных направлений. В приоритете, безусловно, было здравоохранение, огромный пласт работы и основная нагрузка легли на врачей.

Но проводилась и другая масштабная работа, о которой мы редко говорим. На меня как на руководителя рабочей группы была возложена задача организовать работу в муниципальных образованиях и обеспечить межведомственное взаимодействие, то есть сделать частью нашей команды контрольно-надзорные и федеральные органы власти. В борьбе с коронавирусом мы все стали единомышленниками, потому что перед всеми нами стояла одна задача — обезопасить наших жителей.

Большая работа проводилась и до сих пор проводится в муниципальных образованиях. К примеру, ежедневно на местах работают около 220 мобильных групп, их передвижение можно отследить по электронному приложению. Здесь не могу не отметить МВД по Чувашии, сотрудники которого представлены почти во всех группах, и это нас очень выручает в проведении рейдов в части фиксации нарушений и составления протоколов. Хотя, безусловно, основная работа — это профилактика и информационная работа с жителями.

В пандемию для меня большим открытием стала включённость промышленных предприятий, которые не остались в стороне и помогали в самое трудное время, закупая маски, оборудование, предоставляя продукты питания.

Ситуация с пандемией нас очень сильно изменила с точки зрения понимания основных ценностей. И для нас действительно это было «перле» (в переводе с чувашского «вместе», — прим. ИА REGNUM). По прошествии года можно сделать вывод, что с любой бедой (или глобальной задачей) можно справиться только вместе: поручения, которые давал глава Чувашии Олег Алексеевич Николаев, были правильными и эффективными, позволили стабилизировать ситуацию. Но бдительность нельзя терять, все ограничительные меры, в том числе ношение масок, нужно соблюдать.

Пандемия всех нас научила жить по-новому. Но основной удар был по детям и их родителям, которые оказались запертыми в квартирах, когда школы перешли на «дистанционку», а на всю семью один компьютер. Как вы оцениваете дистанционное образование? Сможет ли регион пережить очередной такой локдаун?

Переход на дистанционное обучение оказался стрессовым для всей образовательной системы. Наиболее сложная ситуация была с маленькими детьми — теми, кто учится в начальных классах, потому что в силу возраста они не могут долго заниматься и получать необходимый объём знаний. Конечно, с ними «привязанными» сидели родители.

Не меньший стресс испытывали педагоги, которым в экстренном порядке пришлось серьёзно трансформировать свою работу. И это усугублялось тем, что родители стали дёргать учителей чуть ли не круглосуточно, им могли в любое время написать или прислать выполненные ребёнком задания. Конечно, учителям психологически и эмоционально было нелегко, не все оказались готовы к такому режиму.

Но самое главное, что для работы в дистанционном формате у нас не было единой платформы. Каждая школа выходила из этой ситуации по-разному: кто-то использовал готовые аккаунты, кто-то присоединялся к различным образовательным платформам. Мы организовывали совещания с директорами на базе института образования, где объединяли учителей информатики и подключали IT-компании для обучения работе в дистанционном режиме.

Первое время это была сложная ситуация для всех, но сейчас это позади. На уровне Министерства просвещения России принята программа цифровизации образования до 2024 года. Планируется, что в школах будет высокоскоростной интернет, всех учителей обеспечат планшетами, а во всех классах будет вай-фай. Мы будем участвовать в этой программе, к 2024 году базовый стандарт должен быть во всех школах.

Вы сказали, что для педагогов «дистант» был непростым испытанием. Не было ли в связи с этим оттока учительских кадров?

Оттока не было, потому что своевременно было организовано обучение дистанционным технологиям. Кроме того, пандемия показала возможность сетевого взаимодействия, когда учитель из одного поселения может временно давать уроки детям из другой школы, пока ставка вакантна. Что касается кадров, то наша главная задача остаётся той же — привлечь в школы молодых педагогов, мы над этим серьёзно работаем.

Из-за пандемии был изменён подход к сдаче ЕГЭ. Насколько успешно справились наши выпускники с экзаменами? Есть ли спад качества подготовки?

Чувашия по сравнению со многими регионами находилась на дистанционном обучении минимальное время, поэтому в части качества образования мы вышли без особых потерь. Об этом говорят и результаты ЕГЭ, которые не очень сильно отличаются от предыдущих лет, а по некоторым предметам показана положительная динамика — например, по биологии, обществознанию, русскому языку.

Что касается баллов, то в Чувашии в 2020 году при сдаче ЕГЭ больше 81 балла набрали 3379 выпускников, в 2019 году их было 3442. То есть нельзя говорить о системном спаде качества. При этом увеличилось число стобалльных работ: если в 2019 году их было 71, то в 2020 году — 76.

Примечательно, что в разы увеличилось число выпускников, выбирающих для сдачи ЕГЭ информатику, за год доля таких ребят выросла на 18% (688 человек), из них 10 человек набрали 100 баллов. То есть можно говорить о том, что удалённое обучение спровоцировало детей глубже изучить информатику, дистанционные технологии, и число ребят, которые стали серьёзнее этим заниматься, увеличивается в разы.

Переход на дистанционное цифровое образование обнажает ещё одну проблему, с которой столкнулись москвичи в ходе реализации проекта Московской электронной школы (МЭШ), получившего неоднозначные отклики. Прежде всего, родители жалуются на ухудшение зрения детей, потому что ребёнок практически целый день привязан к компьютеру, планшету, электронной доске. Рассматривает ли этот аспект Чувашия, внедряя цифровые технологии? Ведётся ли работа в этом направлении, учитывая негативный опыт МЭШ?

Все школьники у нас регулярно проходят медицинский осмотр. И когда у ребёнка портится зрение, то должны подключаться врачи и родители. Зрение ведь падает не только из-за планшетов и дистанционного обучения. Это говорит о том, что в распорядке дня ребёнка мало прогулок на свежем воздухе, зрительной гимнастики, спортивной нагрузки. Эти факторы сказываются на здоровье и влияют на зрение. Здесь всё должно быть сбалансированно.

Мне кажется, что наша задача — максимально создать возможности для занятий спортом и творчеством, вовлечь детей в мир дополнительного образования. Первый шаг в этом направлении будет сделан в этом году: впервые в республике выделяются беспрецедентные деньги на комплексную модернизацию учреждений образования. Она будет включать не только капитальный ремонт, в том числе инженерной инфраструктуры, но и благоустройство территории, создание спортивных площадок, например футбольных полей или баскетбольных площадок. Как можно вовлечь детей в спорт, если не создать условия? Если есть тренер и футбольная площадка, то дети, безусловно, будут играть в футбол. И в конечном счёте это позволит сохранить здоровье детей.

Что касается зрения в эпоху цифровизации, то замечание правильное. К слову сказать, в Чебоксарах с сильнейшей офтальмологической школой страны, где зарождалась знаменитая «Микрохирургия глаза» Святослава Федорова, республиканская офтальмологическая больница на ул. Ашмарина (главврач Дмитрий Арсютов) уже несколько лет в ряде школ ведёт проект «Здоровое зрение». Думаю, что мы серьёзно поработаем в этом направлении, чтобы выработать системное решение.

Под комплексной модернизацией, о которой вы сказали, подразумевается масштабный ремонт старых школ с износом 50%, о котором заявляло руководство республики? Это тот самый проект на 2 млрд рублей?

Да. Это тоже результат нашей совместной работы и поддержка главы, а также министра финансов, который оценил ситуацию не через цифры, а с точки зрения актуальности и важности проблемы. Пять-шесть лет назад такая проблема остро стояла в Чебоксарах, мы апробировали этот проект, выработав единый стандарт модернизации, и сейчас распространяем на всю республику.

Принятию этого решения способствовал ряд факторов. Один из негативных — ситуация со срывом сроков ремонта школ в Вурнарах и Шумерле, мы их не смогли открыть 1 сентября. Но одно дело — освоение, другое — дефицит средств. Если взять вурнарскую школу, то выделенных средств хватило только на ремонт пищеблока, классов и фасада, а самые затратные работы не были включены в проектно-сметную документацию — ремонт канализации, освещения, подпорных стен и подвала, который находится в аварийном состоянии.

Директоров школ, конечно, понять можно, они же не строители и поэтому в первую очередь хотят снять бремя предписаний, которые выписывают надзорные органы — в части пожарной безопасности, антитеррористической защищённости, организации видеонаблюдения. Иначе их будут штрафовать… Поэтому было принято решение выработать системный подход при модернизации старых школ, в центре которого — безопасность детей. Должен быть сделан хороший анализ необходимых ремонтных работ, включающий, в частности, состояние инженерных сетей, самого здания, межпанельных швов, организацию уличного освещения, ландшафтное оформление, наличие асфальтового покрытия. Потому что порой доходит до абсурда: отремонтированная школа сияет после ремонта — а добираешься до неё через грязь… И в каждой школе должен появиться новый спортивный объект. То есть мы ушли от ежегодного большого перечня школ с маленькими сметами и вечным ремонтом, сделав ставку на проведение комплексного ремонта нескольких старых школ в год.

Деньги выделяются по чётким критериям: при 50-процентном износе здания, наличии проектно-сметной документации с положительной экспертизой и соответствии выработанному нами стандарту.

Была проведена очень серьёзная работа, составлен пятилетний план по каждому муниципальному образованию. Всего у нас будет 42 школы и 28 детских садов, на их модернизацию предусмотрено 2 млрд рублей. К примеру, в Ядринском районе, где я была накануне, в этом году планируется модернизировать одну школу и один детсад, на что выделяется 70 млн рублей. Это очень большие деньги для района.

Что касается модернизации, то Чувашия одной из первых начала обновление пищеблоков школьных столовых и в прошлом году оказалась наиболее подготовленной к исполнению поручения Владимира Путина об организации бесплатного горячего питания в начальных классах. Но накануне вышел рейтинг Российского движения школьников, вызвавший недоумение у многих: по итогам опроса Чувашия попала в топ невкусного школьного питания.

Рейтинг достаточно неожиданный. Он вызвал удивление и у нас, и у директоров. Если говорить об официальном рейтинге, по которому оценивается горячее питание, то мы занимаем хорошую позицию. И нашу практику по организации горячего питания недавно рассматривали на уровне России. Кроме того, по итогам опроса 48 тыс. человек, который проводила «Российская газета», Чувашия вошла в тройку лучших по школьному питанию.

Мы действительно сделали всё для того, чтобы питание было качественным. Эта работа началась несколько лет назад, но и сейчас мы продолжаем вкладываться: только в прошлом году на дополнительное оснащение пищеблоков направлено 270 млн рублей, в этом году выделено ещё 100 млн рублей.

Большая работа проводилась по обучению поваров. Для них организовывались и до сих пор проводятся мастер-классы, в помощь им разработаны методические рекомендации по организации горячего питания. Кроме того, мы одни из первых в стране совместно с Роспотребнадзором выработали единое школьное меню: из него исключены соевые продукты, включая колбасу, оно состоит из полезных продуктов с учётом их сбалансированности, также включает в себя витаминизацию.

Но правильное горячее питание не всегда может быть по вкусу детям. Так как в рейтинге, о котором вы упомянули, участвовали школьники, может быть, они хотели колбасы и бутербродов, а их заставляют кушать полезную и сбалансированную пищу. Это единственное логичное объяснение, которое можно дать. Мы же с вами понимаем пристрастия современных школьников: дети хотят гамбургеров, а им дают каши.

Подробности: https://regnum.ru/news/polit/3220039.html
Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА REGNUM.
Фотографии по теме
Комментарии 0
avatar
-->
© При использовании материалов ссылка на данный сайт обязательна uWeb Создание сайта под ключ Divly